Равиль Шарипов: «Бывало, нам прочищали мозги - отправляли на экскурсию на завод»

В 80-х на всю страну гремела слава из берегов ДнепроГЭСа о подвигах уроженца Баку Равиля Шарипова, который умело поражал ворота соперников «Металлурга».

Прошло десятилетие, и в городе казацкой славы появился новый герой. Роман Бондаренко стал символом запорожского «Торпедо» и остается одним из лучших форвардов украинского футбола конца века.

Болельщиков, которые видели игру двух запорожских голеадоров можно смело называть счастливчиками. Для тех, кто не имел возможности наблюдать за действиями на поле Шарипова и Бондаренко, остается немного вариантов. Просматривать редкую видеохронику или читать обо всем в исторических очерках. Беда в том, что ни один, ни другой не любят общаться с прессой, и услышать о подвигах прошлого с первых уст является делом нереальным.

К счастью, Равиль Минахметович после долгих раздумий таки решил отменить мораторий на общение с журналистами. Ведь рассказать о прошлом и оставить после себя след в истории - это минимум, что мы можем сделать для наших потомков.

 

Медаль Степаненко, потенциал Олийныка, набор

- Равиль Минахметовичу, вы очень редко, если не сказать никогда, общаетесь с журналистами. В чем дело?

- У меня на то свои причины, и не хотел бы вдаваться в подробности. Такая у меня позиция.

- В Запорожье, что стало для вас родным, вы приехали в 1980-м. С тех пор непрерывно живете в городе над Днепром. Пожалуй, как никто, знаете ситуацию с середины. Почему с футбольной карты исчез «Металлург»?

- Могу сказать только одно - это трагедия. Ситуация ужасная не только в нашем городе, но и во всей Украине. Это не нормально, когда фактически между собой соревнуются три-четыре команды. Впрочем, такова ситуация в государстве. Чего можно требовать от футбола?

- Сейчас вы возглавляете одну из запорожских футбольных школ?

- Да, я руковожу СДЮСШОР «Металлург». Это и спортшкола, которая была еще при СССР. В городе существует еще одна ДЮСШ «Металлург», но она находится в частной собственности. В народе нас называют «Космосом», ведь мы находимся в Космическом районе Запорожья.

- Уже не один год вы работаете с молодым поколением и за это время выпустили в свет не один десяток футболистов. Кем гордитесь особенно?

- У меня много воспитанников, и на самом деле трудно кого-то выделить. Горжусь тем, что поколение 1978 года рождения уже в 17-летнем возрасте играл в высшей лиге. Это Яков Крепостной, Алексей Олейник, Андрей Каряка, Армен Акопян, Сергей Ильченко...

- Еще один ваш воспитанник - Тарас Степаненко...

- Очень умный человек и хороший футболист. Парень знал, чего хотел. Окончил школу с золотой медалью. Горжусь им и желаю успехов.

- К воспитанию которого футболиста пришлось приложить больше усилий?

- Я видел больше таланта в Алексею Олейнику. Он был любимцем и своей игрой напоминал Владимира Бессонова. Безумный потенциал и перспектива не трансформировались в нечто большее. В определенный момент он имел раскрыться, но этого не произошло. Весь свой потенциал Олейник не использовал. Тот же Каряка, например, достиг большего.

- С годами количество талантливых детей не уменьшается?

- Естественно, что раньше не было таких соблазнов, как компьютер. Дети большинство свободного времени проводили на свежем воздухе. Я, например, в одной профессиональной секции не занимался. Фактически со двора попал в команду мастеров. И мой случай - не единичный. Наше Баку подарил футболу многих хороших футболистов. Каждый ребенок - это неповторимый мир со своей техникой, навыками и видением игры.

- Почему вы выбрали именно футбол, как основную дорогу в жизни?

- Раньше такие времена были. Сначала улица, затем профессиональный футбол. С утра до ночи находишься на поле ... Эта история не только обо мне, но и о многих моих сверстников. Нынешнюю ситуацию не столько отбором можно назвать, а набором. К нам часто приходят ребята, которых надо учить с нуля, стартовать с самого начала.

- Какой была ситуация в Баку с футболом в 50-х, когда вы делали первые шаги?

- Баку - футбольный регион. Дворовый футбол у нас был очень хорошо развит. У нас рождались настоящие самородки и таланты с неповторимой техникой. Все, чего мы требовали, - небольшой шлифовки. Возможно, мое счастье в том, что я не прошел обучение в специализированной ДЮСШ. Нередко бывает такое, когда талант ученика превышает навыки тренера. Игроку запрещают импровизировать и загоняют в рамки.

- В чем заключается главная проблема нынешнего детского украинского футбола?

- У нас их много, но одной я понять не могу. Какая нетипичная аритмия у нас - если футболист не имеет 180 см роста, то он - не футболист. Кто такое придумал? Если бы у нас родились Месси, Агуэрро и Иньеста, то дорога в футбол была бы для них закрыта. А еще у нас проблема с определением оптимального возраста. В 17 - молодой, в 20 - молодой. Когда они играть собираются?

 

Интеллект Горского, дуэт с Маркарова, предложение Тимошенко

 

- Свою карьеру вы начали в Сумгаите. Каким был ваш старт в футболе?

- В этом городе я и служил, и играл одновременно. Тогда позволяли совмещать эти два дела. Армейских порядков, как таковых, не было. Мы служили в спортроте, и нашим главным долгом был только футбол. О другом мы не думали. Жили в Баку, а играли в Сумгаите, находившийся на расстоянии 50-ти километров от столицы.

- Кстати, когда в последний раз были на родине?

- Давно не был. Родители умерли, родственников там нет.

- Неоднократно приходилось слышать о большом количестве столкновений и резонансных событий на матчах в этом регионе. Помните что-то?

- Нет, мирно все было. На моей памяти никаких эксцессов не случалось.

- 1974 вы переезжаете в Орел, в команду «Сталь». Там вам пришлось работать с Борисом Татушиным - олимпийским чемпионом в 1956-м, человеком, который впоследствии оказалась в тюрьме после скандала с Михаилом Огоньковым и Эдуардом Стрельцовым.

- В моей карьере было много классных тренеров: Борис Татушин, Анатолий Крутиков, которому «Спартак» вылетел в первую лигу и который в 1960-м стал Чемпионом Европы, Евгений Горянский, Гаджи Гаджиев, легенда «Шахтера» Юрий Захаров, Александр Томах. Относительно Татушин, то мы с ним тесно общались, и он был человеком компанейским. Однако, когда мы спрашивали о его прошлом, то он отвечал: «Все равно ничего не скажу».

- Евгений Горянский - человек, присоединилась к премьерных шагов «Звезды» в классе «Б», затем создавала первые «Карпаты», а также поработала в Николаеве, Чернигове, Киеве и Луганске. Во Львове его запомнили, как перфектного специалиста...

- Отвечу так: из всех тренеров, которые были в моей карьере, Горянский владел высоким интеллектом среди остальных. Интеллигент, специалист, опередил время... Все удивлялись, когда Евгений Иванович высказывался. Лаконичность, красота слов, умение донести свою мысль. Говорить так, как Горянский, не умел никто. Очень приятное впечатление произвел на меня.

- В 1976-м вы переезжаете в «Динамо» из Махачкалы. Как вам жилось в Дагестане?

- Футбол там любили всегда. Стадионы заполнены, условия хорошие. Вторая лига того времени это очень высокий уровень. Сравнивать с настоящим просто нереально.

- Вашим партнером по атаке в «Динамо» был Александр Маркаров - футболист, является лучшим бомбардиром второй лиги за всю историю с показателем в 262 гола. Идеальный партнер в нападении?

- Мы играли вместе два года - один под руководством Горского, другой - под руководством Владимира Шувалова. В Махачкале я начинал на позиции правого полузащитника. Вообще я действовал по всему полю. Интересно, что по результатам первого сезона я Сашу опередил в количестве забитых мячей, играя на позиции полузащитника (наш герой провел 20 голов, его партнер в атаке - 14 - Л.К.). Маркаров забивал действительно много. Вместе за сезон мы забили более 50-ти мячей (если быть точным, то в 1977-м Маркаров и Шарипов «настреляли» 55 мячей. - Л.К.). Мы прекрасно понимали друг друга. Александр здорово играл головой, выскакивал, получал тяжелые мячи. У меня был немного другой стиль. Таким образом мы дополняли друг друга, но вместе с тем существовала конкуренция.

- Именно в Махачкале вы играли в одной команде с Эдуардом Тимошенко и Владимир Ходус...

- С Эдиком мы дружили всегда. Как известно, именно Тимошенко убедил меня приехать в Запорожье. В этом его огромная заслуга. Во время финальной пульки на матчи «Динамо» приехало немало селекционеров. Эдуарда пригласили в Запорожье, а я получил неплохое предложение из Нальчика. «Металлург» интересовался и моими услугами, но это был еще не время. От судьбы я не убежал и совсем скоро уехал в казацкий край. Правда, каждый раз федерация меня очень трудно заявляла: и в Махачкале, и в Нальчике, и в Запорожье.

- Что помните о периоде, проведенном в нальчикском «Спартаке»?

- Во-первых, там были прекрасные условия. Город посреди гор. Климат там идеален. Я играл во многих городах, но нигде не было так хорошо в плане погодных условий. При 30-35 градусах мы могли спокойно тренироваться. Ветра сильного не было, экология замечательная. Кажется, что там невозможно заболеть. Единственный дискомфорт - пытались вечером не выходить на улицу, а семья находилась дома, когда ситуация в регионе начала усложняться.

 

Спартакиада, переезд в Запорожье, авто за голы

- В 1979, когда вы играли в Нальчике, у вас появился серьезный конкурент в первой лиге. Бомбардирский рекорд карпатовца Степана Юрчишина с 42 голами за сезон так никто и не побил...

- Хорошо помню этого футболиста и могу сказать, что он был одним из самых сильных форвардов, которых я видел. Например, если сравнивать Степана и экс-форварда "Карпат" Александра Гладкого, то это даже не корректно делать. Футболисты с разных планет. Юрчишин - это форвард от Бога.

- На летней спартакиаде народов СССР в 1979 вы встретились с Юрчишиным в составе различных сборных. Он выступал за Украину, вы - за РСФСР. В группе Украинцы обыграли вас со счетом 5:1.

- Да, а потом в матче за третье место Украинцы снова нас победили. На этот раз со счетом 2:1 (кстати, дважды отличился Юрчишин. - Л.К.). Те, кто попадали в шестерку, получали звания мастеров спорта. Тогда их раздавали направо и налево, и получить эту награду было непросто. Наша сборная базировалась на основе ростовского СКА и «Крыльев Советов». Из других команд было очень мало исполнителей: Суанова, Шишкин, Раздаев, Плошник и я.

- Если брать во внимание состав сборной Украины, за которую выступали Блохин, Буряк, Колотов, Коньков, Демьяненко, Старухин, то она была сильнее?

- Даже сомнений быть не может. Украинцы были на голову сильнее. Мы играли же за счет самоотдачи. Хотя мы оставили за спиной ленинградцев, узбеков. Кстати, мы жили по соседству с «Пахтакор». Я поехал в Свердловск, где играл «Спартак», и услышал новость: самолет с узбекской командой разбился над Днепродзержинском. Было очень непросто - еще вчера видел ребят, а тут такая трагедия произошла. Хорошо помню Михаила Ана, Владимира Федорова - все ребята сейчас стоят перед глазами.

- В Нальчике вы играли с будущей легендой харьковского «Металлиста» Виктором Камарзаевим. Чем он вам запомнился?

- Нормальный парень, много забивал со стандартов. Защитник хорошего уровня. Умел играть «по игроку».

- В 1980-м вы получаете приглашение от «Металлурга». Ваше имя было известно на всю страну, поэтому не поверю, что не было других приглашений.

- Приглашений было достаточно, но нет смысла называть, кто именно хотел видеть меня в своих командах. Даже в конце карьеры, которую я заканчивал в Запорожье, были варианты из высшей лиги. Но я понимал, что возраст уже не тот. Москва, Краснодар приглашали, обещали квартиры... Не хотел ехать в другой город. Там можно получить травму. Что тогда? Новая среда, никого не знаешь. Защиты никакого, поэтому я смотрел на такие вещи реально.

- Разговор с Эдуардом Тимошенко стала ключевой, и вы выбрали Запорожье?

- Можно и так сказать. Фактически со второй попытки приехал в «Металлург». Сначала не получилось, потому что отправился в Нальчик, но вдруг отказать не смог.

- Когда подписывали контракт, могли поверить, что проведете в этой команде шесть лет и сыграете там свой последний матч?

- В футболе трудно что-то предсказать. Быть уверенным в таком, значит соврать себе. Можно травмироваться и вылететь на долгий период времени, потерять место. Повезло, что Бог меня миловал. Я был режимным футболистом и почти во всех командах был капитаном.

- Вас нельзя назвать высокорослым футболистом, но вы гениально играли головой...

- Да, рост у меня не был чрезвычайным. Как был 182 см, так и есть. Игра головой - непростое искусство. Теперь игроки в штрафной находятся в стоячем положении. Самое страшное то, что в школах этому не учат. Во Франции и Германии давно начали уделять внимание нападающим. У нас же часто работают с вратарями. Как по мне, то с вратарями надо меньше работать. Результат делает форвард. У нас огромные проблемы с линией атаки. Это касается и нашей сборной. Нельзя надеяться только на Коноплянку и Ярмоленко. Нападающий должен забивать.

- У вас были определенные цели, которые вы ставили перед собой перед началом сезона?

- Никому об этом не рассказывал, но у меня не раз была договоренность с тренерами. Если я забивал 20 мячей, то гарантированно получал машину. Никого не мало волновать, насколько тяжело дались эти голы или как сложно было организовать автомобиль. Я не сторонник того, что все должны получать одинаково. Есть люди, которые носят рояль, а есть те, которые на нем играют. Буду откровенен с вами, если команда побеждала, а я не забивал, то мое счастье было неполноценным. Голы - работа форварда, и он должен делать все для того, чтобы отправить мяч в сетку.

 

Игра головой, 20% Шария, изюминка Шахматная

- Ваш одноклубник Виктор Трегубов вспоминал: «Когда шла передача на уровне пояса, то удобнее было нанести удар ногой. Но даже в таких моментах Шарипов умудрялся бить головой ». Откуда у вас такие навыки?

- Такие вещи надо доводить до автоматизма. После тренировок я оставался минимум на час и отрабатывал удары головой. Более того, значительную часть своих голов я забил два пути - или головой, или «щекой». Теперь нападающие пробивают по воротам с 30-40 метров. Идеальная позиция форварда - площадку. И там он должен сделать не более двух касаний мяча. Все должно происходить мгновенно.

- Учитывая тот факт, что вы много забивали головой, видимо, любили передачи с флангов...

- Здесь есть один важный момент - идеально выполнить навес с фланга не всегда удается. Форвард не может просто стоять и ждать, что ему в голову мяч прилетит. Надо играть на опережение, использовать обманные движения.

- Неудивительно, что в Запорожье в ваши времена придумали лозунг «Угловой, угловой, бей Шарипов головой».

- На самом деле я не обращал на это внимания. Не нужно зацикливаться на таком. Поддержка или давление трибун не должны негативно влиять на игру. Наступают времена, когда о тебе забывают. Многие крупные футболистов плачутся - ждали, что на старости их на руках носить. Поэтому нужно заработать деньги во время карьеры, чтобы потом без проблем прокормить свою семью. Многие спортсмены остаются готовыми к жизни без славы. Надо ценить и внефутбольные время. Там тоже много прекрасного. Поэтому я против любого фанатизма. Просто надо хорошо делать свою работу, а за пределами спорта жить полноценной жизнью. Зацикленность к добру не приведет.

- Для того, чтобы полностью раскрыть все секреты игры нападающего, расскажите, пожалуйста, какую роль играют инстинкты и голевое чутье для форварда?

- Роль инстинктов очень велика. Должно быть голевое чутье, навыки агрессора, футболиста, всегда нацелен на ворота. Теперь привыкли считать количество километров, которые пробег игрок атаки. Зато не принимают во внимание количество ударов, нанесенных по воротам. Это хлеб и обязанность форварда. Тренеры часто оправдываются - проиграли, потому что не использовали свои моменты. Значит ли это отсутствие мастерства у игроков линии атаки.

- Вы приехали в Запорожье в 1980-м и сразу стали здесь своим. Вспомните, как вам жилось в городе?

- Футбол - это тяжелая работа. Такая же, как и в металлурга или сталевара. Бывало такое, что нам прочищали мозги - после неудачного матча нас могли сводить на экскурсию на завод. Считаю, что работа этих людей не менее важной, чем наша. Поэтому задирать голову и говорить, что профессия футболиста важнее или тяжелее - не совсем правильно.

- Наставник «Металлурга» Александр Гулевский сначала от вас в середине поля?

- Я действительно играл под нападающим, но с акцентом на атаку. Мне было все равно, на какой позиции действовать. Ранее персональная опека существенно утомляла. Если я шел в туалет, то мой соперник следовал за мной. Постоянно находился под прессом. Надо было уметь противостоять один в один, проявлять индивидуальное мастерство. Играть было сложнее, чем сейчас. Например, большинство мячей я забивал во втором тайме. Моя физическая форма позволяла мне на одном уровне проводить весь матч. Линейная игра, которую используют теперь, способствует разумным футболистам, и они могут врываться в свободные зоны между защитниками.

- Когда вы пришли в «Металлург», вашим партнером в атаке был Иван Шарий. Насколько комфортно было играть с ним?

- Наиболее комфортно я чувствовал себя с Тимошенко. Форвардом я был скупым - имел возможность пробить или отдать пас, всегда выбирал первый вариант. Под меня нельзя было не открываться. Шарий - игрок от Бога. Жаль только, что Иван свой потенциал использовал процентов на 20. Я многих футболистов на своем веку видел, но таких возможностей, как у Шария, не было ни у кого. Он был мощнее меня, очень быстрым, бил с обеих ног. Однако свой потенциал не реализовал, не в последнюю очередь из-за лени.

- На ваших глазах рождалась звезда Евгения Шахова, будущего чемпиона СССР, обладателя Кубка СССР и лучшего бомбардира чемпионата 1988 года.

- Я с ним даже в одном номере жил. Нормальный парень, к воспитанию которого я частично присоединился. Было видно изюминку в нем. Часто тренеры не замечают этого в футболистах.

 

Неудобный Пучков, конкуренция и дружба, усталость

- Мы вспомнили о нескольких тренеров, с которыми вам приходилось работать. В Запорожье, конечно, больше всего вам запомнилась работа с Александром томах. Как охарактеризуете работу с легендой местного футбола?

- Мы работали вместе три сезона. Не обошлось без противоречий и недоразумений. В общем могу сказать, что мы сделали много полезного друг для друга. Я не держу в сердце негатив, поэтому вспоминаю работу с Александром Александровичем с радостью. Это гораздо важнее.

- Еще одна звезда, которая засияла в Запорожье - Геннадий Перепаденко. Надеялись, что в будущем он станет игроком сборной СССР, чемпионом России и полуфиналистом Кубка чемпионов?

- От него, если честно, я такого не ожидал. Гена был худощавым, особых задатков не было. Поэтому я вдвое больше радуюсь за него. То же самое могу сказать об Александре Спицына. Хорошо, что они двигались в путь и достигли того, чего хотели.

- В какой-то момент вам удалось опередить своего товарища Эдуарда Тимошенко в гонке бомбардиров «Металлурга» за всю историю. Вы забили 59-й мяч, обогнали его и вошли в историю клуба. Конкуренция не мешала дружбе?

- Нет, ни в коем случае. Надо признаться - с его передач я забил гораздо больше, чем он с моих. Эдик ни был жадным, имел высокий футбольный интеллект. Мы понимали друг друга с полуслова. Роль лидера в пределах штрафной площадки я брал на себя, но очень комфортно чувствовал себя с Эдиком в атаке.

- Против кого из защитников было особенно неудобно играть?

- В одесском СКА выступал Сергей Пучков. Очень неприятный защитник - использовал все способы. Жесткий игрок, который выбирал и честные методы, и не очень.

- В «Металлурге» вы не один год были на первых ролях. Приглашений из других клубов хватало?

- Конечно, они были. Легче назвать те команды, которые меня не приглашали, чем наоборот. К тому же, была семья. В городе я имел авторитет, имя, имидж. Не хотел начинать вторую жизнь сначала.

- Киевское «Динамо» и московский «Спартак» не приглашали?

- "Спартак" приглашал, «Динамо» - нет. Было это еще, когда я покидал Орел. Там у нас была спартаковская команда. Москвичи хотели меня приобрести. Но я дал согласие Махачкале и не мог отказаться от своего слова.

- Что вы чувствовали, когда выводили партнеров на поле в статусе капитана?

- Абсолютно обычная вещь, на которую я не обращал внимания. Капитанская повязка меня ни к чему не обязывала.

- Ваш вечный рекорд по количеству забитых мячей с показателем в 112 точных ударов не побит.

- Запомнил только потому, что мне вручили какую-то награду в этой связи. Если честно, то статистики не вел, за голами не следил.

- «Металлург» ваших времен - команда высшего класса первой лиги. Однако побороться за путевку в элиту вы не смогли. Чего не хватало?

- Шансы были, но мы не имели надлежащих условий. Город не был готов к высшей лиги. Запорожье не имело возможности содержать команду в элитном дивизионе.

- Свою карьеру вы закончили в 34 года. Не хотели еще год-другой побегать на высоком уровне?

- Я всегда считал, что пошел раньше. Мог еще играть три-четыре года без проблем. Но я никогда не понимал людей, которые играют до тех пор, пока колени не сотрутся. Надо, чтобы люди помнили только хорошее. Но там тоже не было условий и я решил закончить карьеру.

- Прощального матча не было?

- Меня спросили об этом, на что я ответил отказом. Я настолько устал от футбола, что следующие полтора года ничего не делал.

- Ваша последняя игра пришлась на поединок против «Звезды» из Джизака. «Металлург» победил со счетом 6:0, а вы отметились хет-триком и не реализовали пенальти. Чем не выдающиеся провода?

- Я решил поиздеваться над вратарем. Пробивал черпачком в стиле Паненки. Вратарь был молодым. Он просто стоял на месте и мяч сам прилетел ему в руки.

- На матчах ветеранов вы нечастый гость?

 

- Не то, чтобы игнорировал, просто не люблю их. У меня есть правило: если я выхожу на поле, то в хорошей игровой форме. Посмешища не хочу. Тем более, я человек не коллективная по природе. С экс-партнерами общаюсь, но дружбой это назвать не могу. Тесные связи у меня с людьми других профессий. От футбола я устал и стараюсь о нем даже дома не говорить. Максимум - просмотр матчей в одиночку.

 

Любомир КУЗЬМЯК, ukrfootball.ua

Комментарии

Равиль

Помню Равиля и его брата. Они проживали в Баку во дворе с названием " Спутник", слева от кинотеатра "Севиндж" на 8км.
Несколько раз видел игру Равиля во время отпуска ( я так думаю) на мини поле во дворе его проживания. Хорошие времена были.) Кстати, младший брат его обладал хорошим дриблингом и был очень шустрым в игре !
Здоровья и счастья тебе и твоим близким в новом 2018 году!
С уважением, твой земеля!

Такая огромная простыня -

Такая огромная простыня - ради одного абзаца, в котором упомянут Нальчик?

В статье Нальчик "упомянут"

В статье Нальчик "упомянут" целых 6 раз в разных аспектах, а не только "в одном абзаце". И он не просто упоминается, а вспоминается как яркая страница из биографии футболиста. Из таких вот страниц и складывается богатая футбольная история самого Нальчика. Так что не будьте таким уж занудой!))

А мне вот непонятно то место в интервью, где говорится о времени (конец 1970-х - начала 1980-х), "когда ситуация в регионе начала усложняться", да ещё настолько, что "старались вечером не выходить на улицу", а "семья оставалась дома". Это о чём, собственно?

Именно в этом контексте и

Именно в этом контексте и выражаю своё недовольство. Зачем???

Не совпадает...

Регион Сумгайт ни какого отношения к Нальчику и КБР не имеет, 70 -80г КБАССР получило самое впечатляющее развитие во всех отраслях в застоййные Брежневские времена и самые спокойные годы...

Спасибо! Я про этот эпизод из

Спасибо! Я про этот эпизод из интервью:

- Что помните о периоде, проведенном в нальчикском «Спартаке»?

- Во-первых, там были прекрасные условия. Город посреди гор. Климат там идеален. Я играл во многих городах, но нигде не было так хорошо в плане погодных условий. При 30-35 градусах мы могли спокойно тренироваться. Ветра сильного не было, экология замечательная. Кажется, что там невозможно заболеть. Единственный дискомфорт - пытались вечером не выходить на улицу, а семья находилась дома, когда ситуация в регионе начала усложняться.

Вроде, спросили про Нальчик (где Шарипов играл в 1979-80 гг.), а он - про Сумгаит?

про первые места в Германии и Швеции тишина

спасибо вам Равиль Минахмедович, за то, что вы есть.

Настройки просмотра комментариев

Выберите нужный метод отображения комментариев и нажмите "Сохранить установки", чтобы активировать изменения.